В ГОСТЯХ У ПОЛЛИ

ПРИВЕТ, ДРУЗЬЯ! ЗАХОДИТЕ, РАСПОЛАГАЙТЕСЬ, МЫ ОТПРАВЛЯЕМСЯ В ПУТЬ! 

Оранжевый Трамвайчик
Оранжевый Трамвайчик

Никнейм Полина Стрёмная зарегистрирован!
Ник Город 15 забит!

     Я создала этот журнал только для себя и своих друзей.
Надеюсь, моим друзьям с Ярушки (блоги, которые Яндекс благополучно стёр, решив, что они не нужны),- всегда будет уютно в моём ОРАНЖЕВОМ ТРАМВАЙЧИКЕ.
Если у Вас появится желание присоединиться к нам, двери открыты… НО. Не забывайте!
Трамвайчик — это средство передвижения. Следовательно, путешествие в нём возможно только, когда двери закрыты…
Итак, в путь, друзья мои! Внимание, посадка закончена, и мой ОРАНЖЕВЫЙ ТРАМВАЙЧИК отправляется в свой самый-самый первый рейс.
Усаживайтесь поудобнее, не забывайте уступать места детям и пожилым людям, не забывайте, пожалуйста, здесь свои вещи и постарайтесь никого не обижать в пути следования.
Надеюсь, путешествие вам понравится! В путь! 

Полина, 12 октября 2014

Ангел птиц

   Дети начинали с мышек, которых привозили в дом,возвращаясь из своих путешествий, я моталась на Птичку к торговцам, в поисках корма, приличных домиков для этой живности, попутно вникая сразу и во всё. Не могу сказать, что всю жизнь, закрывая глаза от усталости вечером, мечтала об очередной морской свинке с глубоким взглядом крупных карих глаз, такого никогда не было, разумеется. Но что было делать, когда судьба во всей своей безобразной опрометчивости сбрасывала на меня то одно, то другое.

И вот мы, пройдя уже обитание ротанов, лягушек, пауков и рыбок всех мастей, докатились, наконец, до птичек. И я подумала: Ну, что ж, птичка — это всё же не мышь, которая почему-то обычно занималась моционом по квартире в одно и то же время, пока я гладила. Сначала я никак не могла взять в толк, почему так. Вроде накормила, вычистила, напоила, ей бы поспать. Но потом, наконец, до меня дошла вся истинная сущность этой хвостатой. Она знала, хотя я ей этого никогда не говорила, что я жутко боюсь мышей. Ещё ей нравилось, видимо, как я с криком ужаса запрыгивала на стол вместе с утюгом, опрокидывая гладильную доску. Слава богу, спасибо комсомольскому прошлому и физруку школы, прыгать в высоту- было не проблемой.

Поэтому на птичку я клюнула моментально. К тому времени очередная морская свинка Марфуша умерла, подарив мне на память очередной оскал зубастой улыбки, дети её закопали где-то, а я, понимая, что счастье долгим не бывает, отдыхала у утюга под музыку.

  Уверена, даже не думайте, что сможете меня переубедить, что все вы когда-то мечтали о птичке. И у многих она была. Не белка же, в конце концов. Не лягушка и даже не несколько ежей. Поющая птичка, красивая, щебечущая, звонкая.

Заблаговременно с вечера разругавшись вдрызг с каждым кошельком, я собрала всё-всё, включая заначки мужа, свои разбитые мечты из захоронок, делов-то, обойдусь, и ранним утром подняла по тревоге оболтусов, чтобы до жары по утреннему ветерку добраться с ними до Птичьего рынка, Птички.

Птичка встречала нас радушно. Торговцы упражнялись в словоблудии, словно не дети, а я жаждала получить немыслимое сумасшествие сразу и навсегда. Начали мы, конечно, с самого маленького попугайчика. Нам быстро объяснили, что он будет один скучать, надо брать сразу нескольких. Чуть погодя, какой-то трогательный обожатель пернатых со стороны озадачил нас тем, что сначала надо бы клеточку прикупить.Тут я, наконец, поняла, что ротозейство —

моя неискоренимая черта и, поблагодарив его, кинулась за клеткой, кормушкой, зеркальцем, поилкой. Там тоже оказались ребята, страдающие по утрам неслыханным радушием и желанием срубить бабла,  быстро взяв меня в оборот, убедили всех нас в том, что давно ждали такущую неслыханную дуру, как я, продав мне, буду справедливой, очень красивую большую клетку недорого. Я уже представляла, как она впишется в наш интерьер, где будет стоять, и потому, тоже поблагодарив,скомандовала старшему:»Держи его за руку, не выпускай ни в коем случае!» — понеслась с клеткой и гремящей в ней ерундой к торговцам птичек.

Итак, мы у цели.Торговцев, пока мы выбирали клетку, прибавилось. Конечно же, я хотела, чтобы дети выбрали именно то, о чём мечтали. Наивной я уже не была, приготовилась к тому, что делать они это станут долго и тщательно. Приглядела себе маленькую скамейку, поставила её в тень, села с клеткой и сказала своим сорванцам: «Я буду здесь, вы выбирайте, а я пока передохну» И они кинулись выбирать. Передохнуть, правда, не очень получилось, но тактика была верной, отработанной на лягушках и прочей живности. Торговцы видели детей, но не видели кошелёк, а кошелёк сидел и выбирал сразу всё: от отношения к детям, до опрятности торговца, его общения с детьми, до прочей груды всяких мелочей, которые и перечислять-то не стоит.

Моё одиночество было условным, разумеется, в тени появился совсем ниоткуда всё тот же добрый человек, посоветовавший мне купить клетку, встав рядом, он проследил за моим взглядом, похвалил клетку, я же, не переводя глаз от детей, соображала, что мальчишки уже собираются поссориться, младший надувает губы, а старший тянет его куда-то дальше, к другим птицам. Пришлось выходить из тени. За мной последовал и добрый человек, подхватив на ходу мою скамеечку.

Я достала из сумки воду и бутерброды, раздала детям, своему неожиданному попутчику, и поняла, что напряжение уже миновало. Пока они жевали, добрый человек быстро расспросил их обо всех желаниях и понял как-то неожиданно для меня их особенным, так сейчас нужным мужским чутьём,спокойно взяв старшего за руку, младшего на руки, отправился прочь от тех рядов в совсем другую сторону. Я, подхватив скамейку, сумку, клетку, стараясь ничего не забыть, поспешила за ними. И вот оно, чудо. Это уже совсем другие, неспешные и спокойные торговцы, скучающие не на солнце, а в тени со своими пернатиками. Ах, какая же здесь была красота!

И скамейка осталась без дела. Мы стояли, восхищённо глядя на этот цветной, важный и спокойный птичий мир, переходя от одной клетки к другой, просто восхищаясь и обмениваясь впечатлениями. Дети, замирая, уже бегали вдоль рядов, им никто не мешал, утреннего пекла тут не было, они забыли о том, что пришли что-то выбрать. Но они вспомнили зоопарк! И немедленно попросили мороженое. Мой спутник кивнул, отлучился куда-то ненадолго, и пока рядом с клеткой мирового попугая, который понравился нам всем, торговец убеждал нас, почему его покупать никак нельзя именно нам, вы уже догадались, да?- он вернулся так же быстро и неожиданно. Мы получили мороженое, благодаря нашему спутнику, ангелу птиц. Ангелом птиц его назвал младший. Сказав так, он ничуть не удивил нашего спутника, тот кивнул утвердительно, согласившись. И тут я вдруг поняла, что стоящий рядом с нами невидим для торговцев.

Я перевела на него свой взгляд впервые, мы встретились глазами, и я уже совсем уверенно протянула ему и клетку, и сумку и скамейку. «Скамейка пусть вернётся на своё место»,-произнёс Ангел птиц и скамейка исчезла так же неожиданно, как тогда нашлась для меня в тени.

Взяв детей за руки, я последовала за Ангелом птиц, который пошёл вдоль рядов.

Остановился он у клетки с попугайчиком, небольшим, очаровательным, спокойным, наверное, спящим. Так мне показалось. «Он не спит»,- сказал Ангел птиц.

-Не спит? А что он делает?

-Он ждёт нас. Он хочет домой.

Мои мальчики прильнули к прилавку, восхищённо рассматривая птичку.

Мама, это будет наш попугай? -сдерживая от восхищения дыхание, спросил старший. Младший даже не мог ничего спрашивать, он просто стоял рядышком, не отводя глаз от клетки с попугаем.

— Будет, раз вы его выбрали! Спасибо Ангелу птиц.

Торговец нисколько не удивившись, не стал, как другие, нахваливать свой товар, пересадил своего попугая в нашу клетку, не спросив деньги, засобирался прочь с Птичьего рынка, пожелав нам счастья и лёгкой дорожки.

Наша клетка ещё стояла на прилавке, когда Ангел птиц, прощаясь с нами, спросил меня:

-»У тебя платок с собой?»

-Какой платок, нет, я ж не знала, что платок нужен.

-Минуту, — шепнул Ангел птиц и снова исчез.Ни я, ни даже дети уже не удивились. Появился он, держа в руках упаковку с чем-то пёстрым и красным, протянул её мне.

-Это платок? А почему такой цвет?

-После поймёшь и узнаешь.

Я достала из упаковки большой очень красивый платок с кистями, соображая на ходу, что за это мне точно не расплатиться, но Ангел птиц меня опередил, сказав:

«Это от меня для этого попугая. Он знает, зачем»

Поблагодарив нашего щедрого, милого помощника, мы накрыли клетку платком, попрощались и скоро уже были дома. Этому попугаю в нашем доме была суждена долгая и счастливая жизнь. Впервые дети сами за ним ухаживали, делая всё по очереди. С весны до глубокой осени, когда все окна распахнуты солнечному, короткому счастью, мы убедились, что Ангел птиц подарил нам волшебного попугая. Потому что у кого бы, когда-то не улетала из дому птичка, любая, совсем маленькая или большая, они прилетали к нам. Ой, не к нам, конечно, а к нашему попугаю. Когда мы это поняли, мы просто докупили разных клеток. Хозяева улетевших птиц искали их, развешивая фото и просьбы отыскать своих любимцев. Мы же просто держали наготове несколько клеток для улетевших птиц, давая им приют и возвращая владельцам. Сколько бы мы ни ездили на Птичий рынок за кормом для своего попугая и беглецов, больше мы не видели Ангела птиц. Мы всегда о нём помнили, часто вспоминали у клетки с нашим попугаем, а тот словно и не слышал нас, делая вид, что спит. Мы никогда его не накрывали платком, даже на ночь. Но однажды дети очень тяжко заболели. Неожиданно, как все дети. Врачи почему-то никак не могли определить, что с ними. Но вернулась старая врач из отпуска и вынесла свой вердикт: «Клетку с попугаем накрываем красным платком, на ночь- только красный ночник. Всё будет хорошо, не волнуйтесь.»

Мы немедленно выполнили всё, что сказала нам доктор. Очень скоро ситуация изменилась, дети стали выздоравливать. Попугай наш понимал всё. Не роптал, когда его стали накрывать платком от Ангела птиц. Однажды утром, накануне свалившись от усталости, стало ясно, что дети здоровы. На другой день не стало нашего попугая. Он умер.Осталась клетка и платок. Муж, видя, как переживают дети, поехал на рынок сам, привёз им нового попугая. Но к нему, новому, уже никогда не прилетали беглецы и беглянки, дети перестали ухаживать за попугаем, забросив его на меня. Скоро он улетел, пока я чистила его клетку. Улетел, как все улетали до него. Навсегда. А платок от Ангела птиц я сохранила. Глупость,конечно, да и Птичку давно снесли, нет больше того рынка. Дети давным давно выросли и уже старше многих моих читателей. Когда привозят внучек, просят достать им старый платок и рассказать им про Ангела Птиц. Ну что делать, рассказываю вот…

Я знаю, уверена, пока этот платок от Ангела птиц со мною и моей семьёй, каждый из нас будет не только слышать и понимать всех птиц, но и разговаривать с ними всегда. И они поймут. Будь ты хоть самой большой и скандальной вороной или крохотным птенцом синички. Не верите? Как хотите. Да это уже и неважно совсем…

 

 

 

 

 

 

 

Курица не птица

Итак, сегодня. Пасмурный какой-то денёк попался, будто другие бывают, — думала я, занимая очередь. Во дворе с машины кто-то толкал кур. Очередь немыслимая, грузовик с откинутым бортом, весы и очередь,гадающая «хватит-не хватит». Даже резиновые сапоги  с носками уже не спасают, руки- всё глубже куда-то в рукава. Брр. Смотрю на пустые ящики,на грязные халаты торговцев, мёрзну и думаю:» Свалить бы отсюда в тепло, но нельзя, дают по одной, этого мне мало, надо бы штуки две, а лучше три, нет, всё же лучше четыре»

Очередь волнуется, торговцы уже за каждую курицу набрасывают на карман всё больше и больше, а я смотрю на уменьшающуюся гору этих синих, непотрошёных трупов и понимаю, что все мы в этой очереди  уже такие же, как эти  тушки.Синие, с перьями, шеями в пупырышках, головами с клювами и мутными глазами, когтями. Инициативных, предлагающих помочь, чтобы очередь двигалась быстрее, уже скинули с борта в глубокую лужу и выкинули в конец очереди. Те неожиданно вернулись в очередь и забормотали фольклорную нетленку, достав из карманов шкалик и заправившись по кругу инициативных.

Скинули, без очереди не возьмут, да и ладно. Постепенно очередь рядела, потому что умные, забегая вперёд,быстро соображали, не успев промёрзнуть так, как мы, ухватив главное — «не хватит». Оставались уже только те, кто промёрз и вымок так же, как я. И тут меня осенило. В прямом смысле этих слов. Осенило моментально и бесповоротно. Предупредив всех, стоящих за мной, что вернусь, на каменных уже ногах я двинула домой.

Ах, как же хорошо, что ключ сразу попал в замок и дверь открылась.Повезло. Ах, как же тепло дома. Неужели дали тепло?Нет, этого не может быть!  Руки к батарее — ледяная. Стянула сапоги и натянула сухие носки. Пригодится, если «не хватит». На столе стоял китайский термос с заваренным шиповником и сухофруктами. Схватив его, я заперла дверь и понеслась к очереди.

Достигнув цели, я просто развинтила стаканчик термоса и стала наливать в него горячий напиток. Никто не отказывался. Пили по несколько глоточков, вздыхали, улыбались, охали и передавали стаканчик дальше и дальше. Ерунда вроде, но очередь на глазах оживала и менялась. Я понимала, что на всех не хватит, и понимала, что придётся бегать за кипятком ещё не раз. Так я и сделала, когда термос опустел. Прибежала домой, разогрела чайник и вновь залив термос, вернулась к очереди. Уже не думала, хватит ли мне, просто бегала и понимала, что хоть и не выпила ни глотка сама в спешке, уже согрелась окончательно.

-Эй, девушка, эй, погоди, а нам-то как же?- Кричал кто-то с борта машины. Очередь заволновалась, мгновенно поделилась пополам, и каждая её половина кинула в толпу свой вердикт. Вердикты меня рассмешили. Одни кричали:»Буржуям не наливай, нам не хватит!»Другие же, напротив:»Налей им, они ж уже синее своих дохлых кур». Неожиданно меня поставили перед выбором. Это меня и рассмешило.

  • Пусть достают всех кур, вона, там у них, под брезентом их сколь! -Да какие ж они буржуи, такие же работяги, как мы!
  • Если такие же, то почему у нас нет грузовиков кур?

-Да вы что тут все, очумели что ли?Это ж не куры, это кошмар какой-то!

-Тебе не куры, а нам- куры,-резюмировали им. Тебе кошмар, а мне детей кормить надо, рожа.

-Да сама ты рожа, курица, нет у тебя никаких детей!

Дорогой читатель, кто хоть раз, в любую погоду, пробовал отстоять очередь к бортовой машине,торгующей синими курами,умершими не своей смертью и безо всяких причин, тот понимает, что всего, что там происходило, лучше не описывать.

-Куры кончаются, не занимайте очередь.

-Это ты сейчас скончаешься, курица, если кур спрятанных под брезентом не достанешь, сука.

Ну, что мне было делать? Я понимала, что нужно уходить, пока драка не началась. Но то ли потому, что и я была той, которой надо было кормить детей, то ли потому, что к этому грузовику подруливал другой, и очередь гадала, с чем этот-то, решила сбегать за кипятком ещё разок.

Вернувшись с кипятком, я увидела, что очередь к моему грузовику уже вся стоит к другому. Подошла к своему грузовику, протянула термос, девушка схватила его, открутив крышку, налила кипяток, выпила залпом, ахнула второй стаканчик, улыбнулась, и, наклонившись ко мне, шепнула: «Дай кипятка водителю, он в кабине, совсем обледенел мужик!» Я пошла обходить машины, постучалась, водитель открыл дверь, протянула ему термос. Он молча налил кипяток, молча выпил, крякнул, и сказал:»Ну что встала, залезай, поехали!» Я потянулась за термосом, а он прибавил:»Да ты не бойсь, щас развернусь, отъедем, будут тебе куры!» Что было делать? Я прыгнула на подножку, он завёл машину и мы отъехали, потом остановились. Я, ухватив свой термос, рванула ручку двери, спрыгнула. Водитель — за мной.-Шура, ты как там? -Собрала ей?

Брезент кузова откинулся, Шура спрыгнула с борта, взяла туго завёрнутый тяжёлый свёрток и протянула мне: «Держи!»-Зачем?-с дуру ляпнула я. Они расхохотались, толкнули мне с хохотом увесистый свёрток и пошли к кабине. -А деньги?- закричала я им вслед? Они расхохотались ещё громче и,усаживаясь в кабину, крикнули: «Твой кипяток дороже всех денег!»

Обдав меня из лужи, как следует, машина рванула и умчалась. Я осталась со свои термосом и свёртком, понимая, что, если там, в этом свёртке, куры, то я — самый счастливый человек на свете.

А на другой день, сварив и накормив и свою семью, и ребятню, с которой дружили дети, я написала в каком-то своём первом блоге свой самый первый пост о том, как из одной курицы приготовить несколько вкусных блюд. Назывался он «Была бы курочка, сготовит и дурочка». Вы не поверите, конечно, и будете неправы, мой терпеливый читатель, сколько и каких откликов тогда я получила. Точно так же, как тогда и я сама не поверила в то, что пришло из сети. Но об этом, как-нибудь, в другой  раз.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стенограф

Как хорошо сказал и просто

От сердца,- к пачке папирос

За очевидностью — понятен

Поднял вопрос- решил вопрос

Скажу — он мудр, он улыбнётся,

Скажу — философ — погрозит,

Но вновь и вновь строка прольётся

И он её отобразит

Марьюшка

Ах, Марьюшка, ты- озорница,

Пусть твой талант летит, как птица,

Красива осень, мысли — кони

Ты в этом-вся, как на ладони

Мы ж не ангелы

Мы ж не ангелы, так что ж, что бескрылые,
На себе несём грехи,что есть силушки
Под любую лихолеть, так бывает,
Кому жизнь, а кому — плеть, собираем

Держа в руках вставную челюсть

держа в руке вставную челюсть,
что выпадает, каждый раз,
когда она его читает,
от смеха падая под стол

А под столом, уже без смеха,
нет ни пылинки у неё,
там спит серьёзная собака,
той не до смеха Ё-моЁ

))вставную челюсь я держала,
не стала клеить на косяк,
на косяке она б смолчала,
а так сказала: «вот бардак»

грызу орех я грецкий скрооомна,
могла б не грызть.
Полина Стрёмна
чтобы тайга не возмужжщалась,-
досокращалась
(PS)

и, набросав вокруг скорлупок,
решив, что слишком жизнь проста,
метнулась белка за кокосом,
для шёрстки, ушек и хвоста.
Теперь сидит, грызёт кокосы,
сняв фсе возможные вопросы))

Про нудность февраля

про нудность февраля писали
уже не раз, уже не два,
но)), боже мой, в какие ж дали,
нас всех бросает голова…