Вспомнилось…

волк и красная шапочка855765.jpg   Дело было в Сибири, в славном городе Омске, куда меня забросила моя комсомольская судьбина, предки, которые забыли купить мне обратный билет на самолёт, и просто обо мне забыли, и дело было стрёмное…

   Бабушка послала меня зачем-то к дядьке…И я отправилась… Места были незнакомые, добралась на электричке засветло, застала у дядьки бурнейшее сибирское застолье, небольшой кирпичный дом, кривую от самогона родню с гармонями, грязный, несмотря на зиму, двор.  

   Осталась там ненадолго, хотя меня немедленно с дороги гостеприимно усадили за стол и , по- тамошнему обычаю налили стакан самогону. Отказываться в неполные семнадцать я ещё не умела, с ужасом проглотила мутную белую жидкость, закусила огромным солёным груздем сиреневатого цвета, куском оставшей яичницы с солёным салом от почившего Трошки, и засобиралась в обратную дорогу засветло…  

  Компания за столом, напевшись, принялась обсуждать недавние новости, заставившие меня задержаться. Оказалось, за неделю волки зарезали несколько коров, свиней и принялись за людей. О жертвах среди людей рассказывали просто жуткие вещи, слушать которые было невозможно…Единственное, что я спросила у тётки :»А это не сказки, нет?» За что получила от дядьки укоризненный взгляд, огромный кусок пирога с намёком: «Заткнулась бы ты, городская…»   

 Солнце уже начало краснеть от мороза, спешило уйти в вечер, когда я, натянув валенки, попрощалась и вышла в морозный вечер. Снег сначала хрустел под ногами и было очень интересно всё. То, как ресницы мгновенно становились длинными, превращаясь из ресниц в какие-то еловые лапы, воротник на моём пальто из воротника становился сплошным пушистым от инея ёжиком… А валенки…валенки начинали как-то странно стучать…Тут я поняла, что рассказы путешественников о замерзающих, — это именно то, что мне сейчас близко, и ускорил шаг…   

  Путь к электричке лежал через поле. Дорогой, которой я шла сюда, я решила не ходить, обнаружив, что её замело… И мне показалось, что лучше всего пробежаться по тропке, которую протоптали через поле. Что я и сделала…    Очень скоро уже я подумала , что то, что бывалые путешественники рассказывали про метель, когда вмиг становится темно и на расстоянии вытянутой руки ничего, ну буквально ничего не видно, — сущая правда… 

 Электричка где-то шумела, я её слышала и спешила, бежала по тропке, которая постоянно терялась, проваливаясь в снег, спешила на огни…    Я думала, что эти мигающие огоньки и есть электричка… Оказалось. Это были волки. Может быть даже те самые…   

 В тот момент мне показалось, что я смогу от них убежать, что они меня не заметят, и я прибавляла и прибавляла свой бег по снежному насту…Но, как пишут обычно в книжках, не тут то было…   Очень скоро я поняла, что меня окружили.  

Теперь уже все огоньки были совсем рядом. Несколько секунд и круг замкнулся…    Больше не было смысла бежать. Надо было думать. Теперь, в кругу волчьей стаи, я уже отчётливо видела и слышала электричку даже сквозь метель…Казалось, до нее совсем немного оставалось добежать…    

  Некоторые из них уже сели, другие ещё бежали, стараясь выбрать себе место или замкнуть круг окончательно…Это были довольно крупные, очень худые животные, совcем непохожие на собак. Так мне показалось сразу. Да, это были они. Волки.  

  Я смотрела на них, они смотрели на меня. Мы были напротив друг друга, они были и за спиной… Какой-то жёлто-синий огонь их глаз ничего доброго не предвещал… Серые, обледеневшие, покрывшиеся коркой шкуры… Истощённые тела сидевшей стаи сразу же, в один миг свели на нет все рассказы о коровах, свиньях, которых они зарезали  скушали… 

 Нет, в тот момент мне казалось совсем обратное… Эти волки не только никого не съели, они голодали… И голодали слишком долго, видимо…  И тут я…. Практически Красная Шапочка с пирожком для бабушки от тётки и дядьки…  

   Как я ушла, почему они меня пропустили, спустя многие годы я всё ещё думаю… Я с ними говорила, я их заклинала…Это было странно… И это был заговор. Откуда он возник во мне, почему в тот момент пришёл в голову, до сих пор понять не могу.. Но пока я говорила, никто из них не шелохнулся в мою сторону. И только когда моё красноречие иссякло, один из них поднялся, что-то им сказал, тявкнул как-то странно, как мне показалось, стая поднялась, сделала несколько кругов и расступилась, пропуская меня вперёд…    И вот сейчас, вот сейчас… — я подумала, они меня и скушают… Прямо с валенками… 

 Но я услышала снова, как стучат от мороза мои валенки, поняла, что я бегу, и не стала оглядываться…До электрички оставалось совсем чуть-чуть. Я добежала. Подошла электричка, я в неё прыгнула, двери закрылись и только тут я посмотрела в окошко… 

 Совсем рядом, вдоль всего поля беспорядочно мелькали горящие в ночи огоньки… Это были глаза стаи. 

 Голодной, обледеневшей и замерзающей стаи… Стаи, пропустившей меня в жизнь… 

Полина Стрёмная, 17 октября 2014

Реклама