Гигиена,блин,труда…да:))

 Был в моей биографии один эпизод, который меня многому научил. Я расскажу вам эту историю…    В то время, которое сегодня только ленивый не называет «лихие 90-е», я осталась одна с парой несмышлёнышей на руках, инвалидностью и, кроме всех жутко-противных диагнозов, мне поставили то, чего у меня, видимо, не было, но чего все боялись. А именно, спид. Надо сказать, что когда меня положили в больничку совсем по другому поводу, а потом, как у всех, взяли кровь, ко мне в палату стали приходить люди в специальных костюмах, похожих на костюмы пожарных, с пластиковыми чемоданами на головах, специальных бахиллах и перчатках. Палата в ужасе, забыв про болячки, стремительно выписалась. И я осталась там одна. Шарахалось всё отделение. На меня ходили смотреть, как на представление в цирке. Говорить что-либо в этой ситуёвине было бесполезно, врачи лишь разводили руками и отвечали на вопросы любопытных «Полину заразил муж»…

Несколько месяцев я отвозила свою кровь в нии, который тогда занимался спидом. Мытарилась страшно, потому что и домашних дел никто не отменял… Да и деньги надо было как-то добывать… И пол-года от меня шарахались все. Говорить о соблюдении какой-то медицинской тайны было не с кем. Новостью наградили буквально всех и сразу. Спустя некоторое время, когда мне всё это порядком надоело, я просто пришла в поликлинику, где к тому времени благополучно, как всегда, потеряли мою карту, и просто сдала анализ на спид. Ждала с трепетом. Получила отрицательный результат. Спида у меня не было. Это была медицинская ошибка. Скорее всего, со мной в больнице и лежал кто-то со спидом… но он об этом так и не узнал… Зато пришлось мне узнать… Смеялась я долго… Но больше свою кровь никуда не отвозила. И обо мне просто никто не вспомнил.

 Итак, работа. Подруга посоветовала НИИ гигиены труда. В кадрах сказали, что директору института нужна машинистка. И тут же добавили шопотом:»Знаете, девушка, у нас в этой должности не держится никто.» Я спросила, в чём прикол. Мне ответили:»Директор зверь!» Деваться было некуда, и я написала заяву на работу. 

Коллектив встретил меня замечательно. Сразу повторили, что я тут ненадолго, потому что …»Директор-зверь и садист»… И я приступила к работе. Здесь я увидела, что такое виварий. Своими глазами видела испытания над животными… Ревела в голос глядя на то, что делают с обезьянами, забыв про все-все свои несчастья разом… И с первого же заработка стала вместе с девочками бегать в виварий с чем-то вкусненьким, чтобы побаловать обезьян, терпящих нечеловеческие муки во благо будущих диссертаций…

Директор оказался толстым дядькой, на вид весьма мирным. Бухнул на стол тома рукописей и сказал: «Это нужно вчера». Я кивнула, забрала домой, и утром принесла всё. Когда он это увидел, с ним стало плохо…

Он бегал от одной стопки бумаг к другой, краснел и причитал: «Так не бывает, этого не может быть!» Ну, Золушка, вероятно, была просто ничего не умеющей девушкой, по сравнению с тем, что получилось у меня… А дальше последовал вопрос «А с голоса вы печатать можете?» Я, конечно, спросила в свойственной мне манере, «А кто будет голосить?» Директор побагровел, но отступать было некуда. И ответил :»голосить буду я».

В общем, народ не соврал. Голосил он действительно так, что я сразу лишилась возможности обедать, пардонте, ходить в туалет, плюс два-три часика после конца рабочего дня, — это на десерт. Всё остальное время он ходил за моей спиной, голосил, а я стучала и стучала… Через неделю я уже чувствовала, что про Золушку…это я зря… Дятлу не снился такой режим. Гигиена труда, нарушаемая директором по всем пунктам, просто не существовала…

И тогда я решилась заголосить сама. Я потребовала увеличить мне зарплату втрое. Он увеличил. Я потребовала выпускать меня в туалет. Он ответил, что материалы ему нужны завтра утром в аэропорту. Так мы бодались достаточно долго. И пока кадры ломали голову, как дать зарплату снс-са этой машинистке, которая почему-то нужна их директору, как воздух, я молотила и молотила по машинке без остановки и обеда…

Спустя несколько месяцев, мне показалось, что директор уже перепечатал все свои пыльные фолианты, ко мне потянулись заказчики с просьбой что-то сделать для них, дома… Результат. За пол-года я вышла на уровень оплаты, сравнимый разве что с заработком космонавта или министра, в чине генерал-полковника, видимо… Всё это время, директор как-то не вникал в суть… Но, видимо, нашёлся кто-то, кто ему доложил…

И что вы думаете? Вы почти угадали… Он орал часа полтора «Какая-то пигалица зарабатывает больше директора института»… И, когда краска с его лица уже начала сходить, на его столе уже лежал приказ о моём увольнении.

Так я потеряла работу, побив все рекорды по гигиене труда…Накрыла поляну девочкам, покормила виварий вкусненьким и отправилась искать другую работу… Непечатную…

Полина Стрёмная, 4 ноября 2014

Реклама

Обсуждение закрыто.