Сбитый лётчик

20132

Верушка примчалась вечером и огорошила с порога :»Полька, готовься, я замуж иду!»

Замуж Верушка ходила регулярно, и выходила оттуда с огромной скоростью, поэтому я лишь вздохнула:»Опять?..» «Не завидуй, Полька, лучше подумай, что у нас будет на столе»…

Я уже не спрашивала даже, почему я. Знала, что с каждым новым виражом Верушка исполняет лишь пару пируэтов. Либо она заказывает еду в ресторане,если есть деньги, либо идёт ко мне, не спрашивая, есть ли они у меня…

Поэтому я просто сказала: «Рассказывай»…И выслушала обычную историю о том, что в доме отдыха, откуда она только что вернулась, было три верных кандидатуры. Пара разведённых и один вдовец. Пару разведённых Верушка, видимо, оставила себе на сладкое, а вот вдовца атаковала всей своей артиллерией…

«Он лётчик, вдовец, недавно похоронил жену и сразу загрустил, он так грустил, что я сразу поняла, — если не я, то подберёт другая, поэтому времени у нас нет, послезавтра он ко мне приедет с предложением, а у меня, сама понимаешь, после этого заезда, в кармане шиш…Поэтому решено, — ты всё готовишь, приносишь мне, а я летаю и мечтаю … Летаю на каком-то там самолете, каком, не помню, но точно помню, на самолёте…Полька…ты себе не представляешь…военный, подтянутый, аккуратный, — не мужик, — а ходячая энциклопедия по самолётам»…

До этого Верушка не летала никогда. В жизни она боялась даже маршруток и ходила везде пешком, то ли из жадности, то ли действительно, потому что боялась летать и ездить, и для меня было полнейшей загадкой, как же ей удавалось раз в году отправляться в дом отдыха…Правда, каждый раз она с увлечением об этом рассказывала… И это были рассказы, полные мужчин, взглядов, искушений на каждом её шагу…

Все свои заходы-походы замуж она переживала страстно, и в этих страстях обычно утопал весь дом, потому что после очередного замужества Верушка водружалась на скамейку и разбивала в прах все надежды одиноких женщин на счастливое замужество…Очередной её избранник оказывался либо прощелыгой и обманщиком, либо занудой, либо…далее по списку, не имеющему конца…

Она в каждом рассказе была растерзанной, опустошённой жертвой налётчика, растерявшейся и страдающей от очередной ошибки в паспорте…Кто-то сочувствовал, кто-то возмущался её доверчивостью… Скамейка бурлила, вскипала, рыдала, выражала мнение и задумывалась иногда. Но лишь иногда, потому что понимала отлично, не пройдёт и пол-года, как Верушка выйдет во двор и расскажет новую историю про своё очередное «удачное» замужество…

-«Что готовить будем, Вер? » — спросила я

-Ой, Полька, готовь, что хочешь. Но обязательно салатов парочку, пирожки, нет, не пирог, а именно пирожки, и котлетки сделай, рыбные. У него стол был диетический, больной, наверное, какой-то»…

-А зачем столько еды, если всё уже решено, Вер? Это же будет романтический вечер, первый у тебя дома…

-Полька, ты ничего не понимаешь, он -гурман. Его бывшая, царствие небесное, — она перекрестилась, закатив глаза, — была отличной хозяйкой и прекрасно готовила…

-Вер, ты сошла с ума…

Она не дала мне развить свою мысль до конца и затараторила:

-Я всё продумала, не парься. Он по утрам бегает, днём плавает в бассейне, я его туда уже записала, а вечером гуляет, обязательно гуляет. Этого времени тебе хватит вполне, чтобы заскочить ко мне с сумкой свеженького и вкусненького…

Я сидела, чувствовала себя сбитым лётчиком, и молчала. Потому что знала, что услышу в случае отказа…Это будет приговор над сбитым лётчиком, беспощадный и беспомощный, как всё, что она могла. Финальной фразой непременно будет одна, знакомая «Поль, не будь такой чёрствой. Это — мой последний шанс.»

Думаете, я не понимала, чем всё это закончится? Думаете, не знала, что Верушка — полная противоположность той, которой царствие небесное… Но разве могла я отказать подруге и лётчику, решившему уже всё?…Да нет же, конечно. Просто потому хотя бы, что эти двое вполне могли стать счастливой парой, и если от меня и требовалось что-то для этого сделать, то, скорее всего, да бог с ними, сделаю… То, что всё это обречено на провал, не сомневалась, ну а что, а вдруг…Бывают же исключения из правил…И, проводив Верушку, я отправилась на кухню…

К назначенному дню у меня всё было готово, разложено по кастрюлькам, корзинкам и баночкам, для того, чтобы Верушке только и осталось, что вытряхнуть и разложить все эти домашние деликатесы на столе перед лётчиком…Но …чем чёрт не шутит, пока Бог спит…

2418

Сумка, в которую я всё сложила, оказалась весьма увесистой, и я с трудом несла её, делая остановки. До Верушкиного дома было уже близко, когда я решила всё-таки посидеть немного на скамейке и передохнуть от всей этой жарки-парки кухонной…Я плюхнулась на скамейку, в блаженстве вытянула ноги, подставила лицо солнцу и закрыла глаза…Мыслей не было. Устала жутко. И тут на меня упала чья-то тень… Не открывая глаз, я подвинулась, уверенная, что это туча…

-Простите, я могу здесь присесть?

Тумблер. И я включаю фары. Тумблер. И я киваю. Передо мной стоит человечек небольшого роста, аккуратненький, с сигаретой. Садится…Тумблер. Я выключаю фары. Не алкаш.

Рядом немедленно плюхается Маня. Тублер выключен, я узнаю её по запаху.Только она пахнет фиалками в любое время года…

Маня вздыхает и радостно сообщает:»Полька, а я смотрю, ты тут скучаешь, решила тоже посидеть. ты же обычно не сидишь на скамейке»…

Молчу. Смотрю сквозь ресницы на солнце. Йога при такой усталости мне только в помощь…Появляется ещё одна тучка. По запаху ясно. Можно даже не браться за тумблер.

Это — Витёк, сосед Мани с её первого этажа, только у него этот зверский парфюм…

Витёк плюхается рядом с Маней, ворчит на неё «Подвинься, разлеглась»…Маня двигает тазом, прищемив меня и сдвигая к незнакомцу…

Скамейка шикарная, полированная, огромная и очень удобная … Витёк, толкает Маню в бок и спрашивает: «Маш, а чего это с Полькой, ты не в курсе?» «А тебе не всё равно?» — язвит Маня, отодвигаясь от его немыслимого одеколона…»Не видишь, отдыхает на солнышке человек»

Витёк с пониманием, молча, придвигается ещё ближе к Мане…Сидим. Дышим. Солнце бьёт мне в закрытые веки, я впускаю его внутрь и спокойно и блаженно распределяю по всему уставшему телу… Мне становится  приятно и очень хорошо…»Ещё немного, и можно будет идти дальше», — думаю я, всё так же, с закрытыми глазами…  Маня нарушает мою нирвану вопросиком «Поль, а чем это так вкусно пахнет?»

  • Да вот, Верушка попросила, иду к ней…
  • Поль, она что, опять выходит замуж?

-Да, Мань. Опять.

Машка придвигается ещё ближе и сообразив, что она оказалась в нужное время и в нужном месте, вздыхает: «Поль, она же не пригласит меня, дай хоть взглянуть, чем кормишь…»

Тумблер. Открываю глаза. «Маш, вот сумка, открывай и бери, что хочешь, там хватит на роту голодных бойцов»… Маня проворно лезет в сумку, перебирает банки, открывает крышки и крышечки и все ароматы начинают гулять вокруг… Первую котлетку она берёт двумя пальцами, оттопырив мизинец и отправляет в рот… «Не поняла,они из чего,» — растеряно говорит она и проворно отправляет в рот ещё пару котлет, уже не оттопыривая мизинца…

Витёк, давясь слюной, заглядывает в сумку, поднимает глаза на меня и начинает танец голодного шершня…Опережая его немыслимую по вежливости тираду, отвечаю:»Бери, что понравится, угощайся!»

Витёк хватает пирожок, дует на пальцы и, успев перехватить из ловких пальчиков Мани очередную котлету, отправляет её  себе в рот, закусывая пирожком… Маня багровеет…Её опередили. И кто?… Она нагибается, достаёт из сумки салатницу и деловито спрашивает:»Поль, вилки захватила или опять забыла, как всегда?» Киваю:»Взяла, пластиковые, и салфетки бери»…

Маня достаёт пару пластиковых вилок, одну протягивает Витьку,  и погружается в один из салатов. Витёк с изумлением смотрит на неё и произносит нараспев «Ну ты и прорва»…Маня срезает «Не завидуй»…Я люблю смотреть, как они кушают. Маня всегда вздыхает и зачем-то просит рецептики… Витёк ест молча, медленно, закатывая глаза, поднимая брови…артист.

Первый, кто сел на скамейку, с интересом наблюдает за нами и решает поинтересоваться, наконец: «Поль — это же мужское имя, почему они вас так называют, девушка. Я — Михалыч, будем знакомы»…

Тумблер включить не успеваю, Маня с Витьком, падая от хохота со скамейки, отвечают незнакомцу за меня :»Поль, — это самое-самое женское имя.

«Вы, видимо, не местный, гражданин»…

-Да, я приезжий. «Ну так ступай отсюда, приезжий, не мешай местным загорать», — торопливо нырнув в банку с мочёными яблочками, посылает любознательного Витёк…

Я, не включая тумблер, останавливаю эту вакханалию словами «Вить, отвяжись от человека»…Незнакомец, поняв, что я на его стороне, кивает, глотая слюну и тоже задаёт вполне ожидаемый вопрос. Я киваю. Теперь эти трое, изучив содержимое всех кастюлек, просто сидят и блаженствуют на солнышке, помирившись друг с другом, каждый со своей закуской, время от времени что-то произнося и угощая друг друга…Я не возражаю. Хватит всем, и ещё останется, нет вопросов…

Отдохнув, встаю, за мной взлетает Витёк :»Поль, даже не трогай эту сумку. Я сам тебе всё донесу, неженское это дело, такие сумки таскать…» Не  возражаю, и мы с Витюшей отправляемся к Верушке.

На пороге нас встречает её дочь, с ведром и тряпкой,видно, как она устала от уборки,она забирает сумку и со словами :»Её нет дома, а у меня ещё куча дел», — и захлопывает дверь.

Мы, радостные, что так быстро отделались, возвращаемся на скамейку и застаём там Маню, оживлённо беседующую с приезжим…Ничего удивительного, Маня — девушка одинокая, так что…

Витёк валится  рядом и молчит. Маня, не смотря на протесты незнакомца, срывается со скамейки со словами» Я ещё вернусь» и идёт за мной, рассказывая на ходу, что только что познакомилась с очень интересным мужчиной, военным лётчиком, спортсменом и ей срочно, срочно-срочно нужен рецептик моих котлет.  Я киваю, вспоминаю про йогу и говорю «Пойдём, запишу тебе рецепт»…

1686

Спустя пару недель ночью  кто-то звонит в дверь. Не хочется выбираться и прерывать сон… Но звоноооооок… Приходится плестись и открывать…

На пороге  двое — Витёк и тот незнакомец, со скамейки…В руках у незнакомца — консервная банка сайры… «Вот, привёл. Голодный. От Верки удрал, пока она спит.Взял у неё только консерву…Ты же знаешь, у неё только консервы… Пустишь? Ко мне нельзя, у меня там ребята с рыбалки вернулись…»

Я, не соображая, впускаю обоих и бреду спать дальше,делайте, что хотите,- Витьке можно… Утром, отлично выспавшись, вхожу на кухню. На столе немного рыбного супа, сваренного Витьком из того, что он нашёл на кухне, и записка:

«Поль, ты прости, надо было накормить этого сбитого лётчика, а у меня самого дома — ни шиша и ребята с рыбалки… Он вчера развёлся с Верушкой, мотает, пока она спит. Не серчай. Посуду мы вымыли, ведро вынесли..Пса накормили, ему понравилось…

Витёк и Михалыч- сбитый лётчик»…

Попробовала суп из кастрюли, и пошла умываться…Довольный псина спал. Видимо, они втроём хорошо посидели ночью с этим рыбным супчиком из банки…И сбитый лётчик улетал не голодным…

.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Реклама