Танго Берты

304364_296432

Берта была маленькой, очень миниатюрной женщиной, которая курила «Беломор», каждый раз стуча папироской по пачке и быстро сжимая папироску так, как хотела… Мы смотрели на неё с восхищением… Потому что знали, кто она… Когда на день Победы Берта наряжалась в свой парадный костюмчик, надевала туфельки на каблучках и шла на парад, мы встречали её у подъезда и долго-долго бежали за ней, стараясь сосчитать все её медали и ордена…Пытались, но не успевали… Берта взлетала в автобус и исчезала…
   Мальчишки влюблялись в Берту все поголовно, потому что нам казалось, что она — моложе нас всех, воздушнее и красивее… Девочки прибегали к ней в школе, на переменках, чтобы что-то ей рассказать, чем-то поделиться…Берта работала в школе медсестрой. Но это так только считалось. На самом деле она была для нас сокровищем и богатством, которое было только у нас…
  А Берта любила нас всех так, словно мы были её детьми… Нет, правда, её обожали все, потому что не любить нашу Берту было невозможно… Нам повезло. Берта учила нас всему тому, что умела сама… Мы слушали её рассказы о войне, о подвигах солдат буквально сразу, как только попадали в школу…Нас на пороге она встречала, за нами запирала двери школы, когда мы оттуда уходили…
  Самые первые стихи посвящались ей, Берте. Она была лучшим слушателем, композитором, превосходно играла на гитаре и пела так, что когда в нашем ДО (Дом Офицеров) выступали маститые воинские ансамбли, то Берту узнавали, ей дарили цветы со сцены, а она, смущённая, раскрасневшаяся, с благодарностью их принимала, обнимая каждого, сбежавшего со сцены и целующего её крохотные руки, что-то шептала ему. И тогда он краснел, прижимая руку к сердцу и что-то отвечал ей…
  Мы не знали, что. Но мы понимали, эти люди знакомы с ней, они ей благодарны, и помнят её спустя многие годы…Это были уроки первой любви. Нашей любви и той, взрослой, о которой мы ещё ничего не знали, но видели и понимали, как это всё серьёзно…
  Это она, Берта, учила нас, девочек, как раскроить старую мамину юбку и сшить из неё новую, самую модную, хорошо сидящую. Это она, Берта, учила нас в походах, как слушать лес и понимать его, как узнавать следы… Это она научила нас и тому, как бинтовать, как оказывать помощь человеку в беде, чтобы спасти и сохранить жизнь… И не было ничего-ничегошеньки, чтобы потом каждому из нас не пригодилось в жизни… Потому что только Берта знала о той жизни всё. Не из книг…
  Для неё не было плохих детей и хороших. Плохих учеников и хороших…Были только любимые…Потому что каждый чувствовал, если его обидели, бежать надо только к Берте…Она и слова найдёт самые нужные, и утешит, прижав к себе, и что-то расскажет, чтобы прогнать грусть…
   Тогда мы не понимали ещё слов «свои дети», «чужие дети», точно зная, что мы все, каждый, — это дети Берты…Тогда мы не знали ещё, что такое «нет детей и не будет никогда»…
   На вечерах в ДО(Дом офицеров) Берта всегда была в центре внимания, потому что умела так танцевать, как никто… Казалось, как только начинала звучать музыка, собирался оркестр, Берта уже порхала, парила над белым паркетом… Мы знали, что она нигде этому не училась, это было природное…
Офицеры подлетали к ней, но не успевали её пригласить, потому что кто-то уже кружил с Бертой в первом круге вальса, кто-то водил с ней в паре ручеёк, а кто-то приглашал на танго… И мы понимали, глядя на неё, что научиться танцевать так, как танцевала Берта, наверное, невозможно… Потому что мы могли скользить, двигаться но не летать…
А Берта могла летать над паркетом, парить над ним, откинув руки, повернув свою очаровательную белую голову куда-то очень очень далеко… Туда, где нас не было и быть не могло… Волосы у неё светились, и тогда она становилась одуванчиком, который случайно, чудом держался на ветру…
  Жены офицеров ревновали, они смотреть не могли, как танцует Берта… Наверное, так мы думали тогда, потому что Берта танцевала лучше всех…
   Однажды Берта танцевала танго с генералом, которого никто-никто не знал…Не знаю, откуда он приехал, но видимо, большой начальник был, потому что свита была солидной…
Он вошёл в зал с огромнейшим букетом роз,невозможно огромным, осмотрелся, заметил Берту, и направился к ней… Как он её увидел, такую крохотную, среди всех, я тогда не знала… Но розы он сначала попытался вручить ей, взяв её за руку, наклонился, чтобы поцеловать ей руку, Берта, принимая букет, прижала его к груди, не удержала , розы упали, рассыпались по полу, генерал махнул рукой «Успеем собрать», потому что зазвучало танго- тангО…
  И я поняла, глядя на них тогда, что такое любовь вмиг… Какая она, хрупкая, изящная и невесомая штука, — любовь…Это же ещё и верность, и нежность, и признание, участие и преклонение…Это всё-всё любовь…Это и уважение какое-то особенное, нежное, трепетное… Их танго мне рассказало обо всём…  за несколько минут их танца стала взрослой… Открыв для себя уйму самых интимнейших и дорогих секретов, которым обязана Берте и её генералу…
  Прошло несколько лет и я поняла, что такое «нет своих детей»…Берта рассказала… Невозможно. Спасала и спасла, сохраняла жизнь на фронте и заплатила эту цену… Теперь, когда я слышу от кого-то «Вот, ей бог послал несчастье за её грехи, мы же не знаем, что это за грехи, видимо, заслужила», — я думаю о Берте… Её историю я знаю… Она мне рассказала… Она своим здоровьем заплатила за спасённых ею жизни людей…Фронтовая медсестра. Берта…
Полина Стрёмная

© Copyright: Полина Стрёмная, 2016

Регистрационный номер №0353818

от 7 сентября 2016
Источник:http://parnasse.ru/prose/small/stories/tango-berty.html

Реклама