Трамвай Линка(ч 1)

article352748.jpg

Трамвайная школа (первая часть трилогии)

Сначала была трамвайная школа.  Название мне сразу понравилось, потому что в двух этих словах «трамвайная школа» чувствовался аромат тянучек из детства и нового букваря. Состав педагогов: Все бывшие. Каскадёры, водители, гонщики-профессионалы, трамвайщики.

Школа встретила меня настороженно и вопросительно. Директриса долго изучала мои документы, читала так, словно училась читать, по буквам,  смотрела на все эти собранные мной бумаги с большим недоумением. Трудовую она даже поднесла к окну, как банкноту, не поверив тому, что было в ней записано. Потом покраснела и сказала:»Министров у меня ещё не было»… Я несмело шмыгнула носом, кивнула и нагло прошептала:»Значит, будут»…Она зачем-то ещё и ещё раз просмотрела всё насквозь просвеченное и, шлёпнув печать, прошипела:» Иди в бухгалтерию, заплати за учёбу. Сразу за 4 месяца, всё равно ведь, сбежишь, так пусть хоть деньги останутся»…

Мои одноклассники, сидевшие уже за партами и галдевшие, как второгодники после каникул, тоже не поняли :«на фигА»… Публика за партами была самая разношёрстная. Бывшие официанты и официантки, какие-то молчаливые, угрюмые типы с бодуна, напомаженные, лощёные парни и несколько разноцветных малышек, явно пускавшихся в опасное приключение. Через неделю они разбились по парам. И любовь, трамвайная, скорая, заполнила всё пространство школы…

Занятия были с утра до позднего вечера, в перерывах на обед я носилась по ближайшим магазинам, чтобы что-то купить домой из еды. А магазины тогда были совсем пусты. На ходу удавалось купить какую-то булку, бутылку кефира или молока для себя, чтобы на уроке, под завистливые взгляды всех влюблённых, сидеть и не спеша трескать моё шикарное меню. В этой школе разрешали есть на уроке, и это было моим самым первым открытием…Скоро я в магазинчиках стала своей, и мне уже шептали, когда приходить за дефицитом…

На переменах я изучила наглядную агитацию или подпирала стену, скучно, — но там был один плакат, у которого я зависала. Сейчас это называется инфографикой, а тогда никак не называлось… Там, за несколько минут, пройдя по всем цветным квадратикам, можно было поиграть с быстротой реакции и памятью. И это было интересно… Пары недель хватило, я поняла все комбинации этого нехитрого теста и стала рекордсменом. Школа начала ко мне относиться с уважением,  просто не понимая, как я обманываю этот тест.

Теперь меня уже отпускали побегать по магазинам и с уроков, причём, сами учителя. И если я почему-то сидела и записывала за ними, то ко мне подходили, и ,достав деньги из кармана, клали на стол рядом с тетрадкой записку, на которой был заказ. До конца учёбы мои одноклассники так и не узнали, что было в этих записках, тайна, секрет… а,  меня просто посылали за водкой, как самую трезвую и способную…донести пузырь, не распечатав(рядом был фирменный магазин завода «Кристалл»). В обед, в учительской, педагоги принимали это лекарство для аппетита. Пили —  торопливо и привычно, закусывая обедом из столовки. Директриса с утра до уроков лично проверяла каждого, а к обеду уже хваталась за голову… Никто до конца учёбы так и не узнал, откуда же появлялась водка, зато все знали, куда она исчезает…

Так прошло три месяца, оставался ещё один, последний, меня уже начала пробирать дрожь. Я боялась, что провалю экзамены, не справлюсь со всеми этими «накопленными знаниями»… потому что единственное, что я умела к тому времени, как пришла в школу, это перебегать улицу на любой свет светофора без последствий…А единственное, что я усвоила за время обучения, это афоризмы старого трамвайщика, водителя с немыслимым трамвайным стажем. Эти афоризмы я с пиететом писала в тетрадку, каждый, чтобы сберечь, и потом в пустой ночной электричке, несущейся домой, перечитывала и хохотала, словно и не было этих сумасшедших дней учёбы.Эти афоризмы стали для меня школой, которой я благодарна по сей день. Это была школа высочайшего профессионализма, мастерства и юмора. Наука выживания в любых условиях и ситуациях…

В один из дней меня вызвала директриса. Она сидела за столом, заваленным какими-то бумагами с серым испуганным лицом. Я вмиг тоже стала серой, как диван, стоящий в углу кабинета.  «У нас комиссия из Минтранса, говорят, трамвай не нужен, и нас могут закрыть. Куда я пойду? Вернуться в депо уже не смогу, всё забыла, а вся семья на мне»…  Тут я поняла, что это — мой счастливый билет.  Даже не спрашивая, чем могу помочь, я кивнула, и спросила :»Сколько у меня времени?»- «Ночь, детка. одна ночь…здесь трамвай». — «тогда дайте мне ключи, я буду раньше всех с утра»… Она посмотрела на меня устало, сняла ключи с крючка и протянула мне…

Утром школа впервые увидела себя такой, какой она должна была быть. Лестница, которая вела в классы, была украшена цветной гирляндой, на подоконниках стояли цветы без окурков в горшках, а на стенах висели несколько газет, рассказывающих об истории трамвая, о выпускниках школы за многие годы, и, конечно же, была газета, сплошь состоящая из трамвайного юмора… Школа ликовала. Столовка пекла что-то несусветное, а педагоги, чистые, гладко выбритые, носились по коридорам, свежие и лёгкие, как стрекозы перед спариванием… Директриса с тряпкой спешила надраить пыльный сейф, когда моя голова просунулась в дверь… Тут она встрепенулась от своих мыслей, и я впервые увидела перед собой аккуратную, чистую старушку, в красивом, простеньком платьице… Она прыгнула ко мне, прыснула от смеха и принялась меня тискать. Сопротивление было бесполезным. Когда я уже вся была в её помаде, я услышала главное…

«Линка, мы спасены. Такой школы никогда не было…как же ты всё это успела, за одну-то ночку?…Ну, теперь мы им покажем!»..Я стала пятиться к двери, но меня крепко держали за шиворот и шептали в ухо: «Стрёма, нас теперь не закроют, в Москве останутся трамвайчики, мы победим»… Чувствовалось, что в воздухе уже витает победа, она проникла в каждый уголок, заполнила собой кабинеты и лестницы, она осветила лица людей и они стали совсем другими…Лицами гонщиков и каскадёров, лицами водителей 1 класса, настоящими профессионалами своего дела.

Из Минтранса приехали, заскочили в кабинет директрисы, откушав то, что она с любовью приготовила и принесла из дому, и вышли в коридор покурить… Видимо, чтобы потом что-то написать в отчёте, Минтранс оглядел стены, посмотрел наглядную агитацию, потом кто-то всплакнул у газеты с историей трамвая, кто-то улыбнулся в газеты с достижениями трамвайной школы, а самое последнее, где они остановились, была газета с юморком. Трамвайным. Который многие знали, уважали и ценили. Здесь они уже хохотали, позабыв про важность-бумажность, тыча в неё пальцами, кивая и что-то вспоминая из своего опыта, делились и хохотали вновь…Они здесь застряли… Потом наши предложили продолжить, и Минтранс одобрил и подписал. Разъехались они только поздно вечером…

Экзамены я сдала на «отлично».  Прощаясь с опустевшей трамвайной школой, которая повалила в ресторан гудеть по случаю выпуска, я, натянув на себя старую куртку, уже приготовилась к забегу до своей электрички, но меня остановил голос директрисы. Она подошла с какими-то рулонами и, стесняясь, спросила: «Линка, а можно я заберу все твои газеты на память?» — «Разумеется, они ваши»…» Я буду их вывешивать к каждому новому набору школы. Мне никто таких подарков не делал, спасибо. Линка, ты — настоящий трамвай!»

Теперь я -трамвай. Жёсткое место. Выход и вход точно, до секунды, потому что за тобой, на рельсах, другие трамваи…Здесь никто не скажет про себя «я — водитель», скажет «я -трамвай». И все поймут и улыбнутся. Здесь нет коррупции,  никто не даст и не возьмёт взятки, здесь никто тебе не поможет за весь день, потому что ты  на дороге одна…  За твоей спиной — система из двух вагонов, набитая людьми и судьбами. Разными…Ты в ответе за все их жизни. В ответе за их время. Они на тебя надеются…Держи удар. Потому что ты — московский трамвай.

Но об этом в следующем рассказе…

© Copyright: Полина Стрёмная, 2016

Регистрационный номер №0352748

от 29 августа 2016
Источник:http://parnasse.ru/prose/small/stories/tramvai-linka-ch-1.html

Реклама