Сколько бы я ни жила

С вечера, насмотревшись на ливень за окном, решила, наконец, отоспаться и лечь пораньше. Завернулась в облако лебяжьего пуха, и растянулась в блаженстве..

Устала накануне, утепляла окна, напрыгалась вверх-вниз, и решив, что всё, что приготовила, полезнее будет съесть с утра, стала засыпать… Первый звонок раздался, когда я уже сидела на банкетке в какой-то галерее и с интересом разглядывала что-то цветное, висящее на стене, пытаясь понять хотя бы сюжет. Нет, с первого взгляда на полотно было ясно, что в замысел художника мне не проникнуть, и потому, бухнувшись на банкетку,я принялась за сюжет.

Смешение красок на полотне очень скоро убедило меня в том, что либо картина висит вверх ногами, либо я обнаружила в ней не тот сюжет.

-«Дорогая, я в кювете, приезжай скорее.» — угораздило меня снять трубку трезвонившего телефона.

-«Давно? -поинтересовалась я у звонившего и повесила трубку.

Телефон взорвался. Понимая, что объяснять звонившему, что он ошибся номером, бесполезно, я просто отключила телефон.

Через какое-то время включила и погрузилась в сон.

Погружение не вернуло меня в галерею,  я отправилась в какую-то пустыню. Прохлада, ранее утро. Ещё не успела хлынуть жара, песок… Столько песка я не видела давно…

  • У тебя есть свежая рыба?- это телефон прервал моё путешествие по пустыне.
  • Нет, — машинально среагировала я из пустыни, и, не открывая глаз,  повесила трубку.

Ура, в пустыню вернуться получилось. Господи, так это же караван. Настоящий, уставший караван верблюдов,

гружённый тюками купцов, с погонщиками, с замотанными головами и уставшими глазами….Мне показалось,

я даже успела вдохнуть этот аромат. Незнакомый, утренний и свежий.

  • А головы рыбьи ты ешь?

-Какие головы, ночь, я сплю…

-Рыбьи головы, тут такие хорошие, взять тебе?..

-Ни в коем случае, — ответила я какой-то женщине, которую не узнала…

-Странно,-продолжала трубка. А всегда ж ела…

-Да, странно, — не стала я спорить и повесила трубку.

Жажда, видимо, после пустыни, неожиданно настигла меня под одеялом, и погнала на кухню. На часах была ночь.  За окном — уже не дождь, ливень с сильным ветром, который пытался оторвать металлический водосток.

Отличная погода, чтобы хорошо выспаться. Завернувшись в одеяло, я бросилась в объятия Морфея вновь.

Тарелка лимонов, мандарины на ветке с листьями, сиреневый инжир… Зелёный, пахнущий чем-то знакомым и забытым горячий чай.

Огромная тыква на полу (интересно, как же я её дотащила?),  — во всём чувствовалась осень… Интересно,

что будет дальше. Ах да, я вспомнила, мне же надо положить деньги на телефон.

Заворачиваюсь в свой столетний дождевик, надеваю сапожки и отправляюсь под этот ливень… Я защищена,

уверена, что никакая погода мне не помеха…

Ночные фонари розового света, кроны, залитые красками, -царство осени.

И вот оно, ожидаемое мной чудо. Это же сон, значит, чудо точно должно быть.

На клумбе, возле входа в парадную дверь, на той самой клумбе, которая уже пару недель стоит совершенно голая и продуваемая всеми ветрами, из земли, прямо у дороги, стоит высоченная  роза. Когда я выходила, её не было. А теперь есть.

От неожиданности я замираю.  Уже неважен ураганный ветер, дождь. Смотрю на неё.  Вижу, как внимательно она меня разглядывает, и спрашиваю:

-«Что ты здесь делаешь одна, в такую погоду, откуда ты?»

Роза , чуть наклонив свою шикарную, пышную причёску из почти прозрачных лепестков бестии, шепчет:

«Жду тебя. Холодно. Забери меня отсюда»

Хватаю розу, смотрю на её длинный стебель, который даже и не рос, а был просто воткнут в землю, и, уколовшись о шипы, сильные, широкие и крупные шипы, прячу её в глубины своего дождевика. Телефон сообщает, что получил деньги, это весьма кстати.

  • Полька, привет!

-Привет, кто это, — спрашиваю я, понимая, что уже рассвет…

-Да это же я, ну что ты, не узнала?

Приходится признаться, не узнала. За окном рассвет.

На сетке  за окном висят хвосты синичек, которые прилетают каждую осень за шпаклёвкой, которую до начала зимы обычно всю склёвывают.

Они это делали всегда. Сколько бы я ни жила. Потом, перед самой зимой, они станут стучать мне клювиками

в стекло, заглядывая во все мои окошки, и вертеться на подоконниках, танцуя и играя. Потом они приведут сюда своих птенцов, мелких, худых синичек, словно говоря: «Так было всегда. И так всегда будет»

Поняв, наконец, что утро уже наступило,  ставлю на плиту турку, открываю банку с кофе, закрыв глаза, дышу его ароматом, и понимаю, наконец, дошло, что всё это мне приснилось.

Закуриваю, вижу свой палец,  гадаю, где укололась, и вдруг пепел падает на пол,  перестаю верить самой себе. На окне, за шторой  в вазе стоит  очень высокая огромная, пышная роза цвета замёрзшей малины.

А в стекло стучат синички, их три. И я понимаю:

«Так всегда было. Так всегда будет. Сколько бы я ни жила…»

 

 

 

Полина Стрёмная

 

 

 

Реклама

2 ответ. на "Сколько бы я ни жила"

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s