Сказка про конника, да его коника

Жил был царь. Росточком невелик, два вершка от горшка, кос на язык, головой не силён, да семейством никак не обременён. Никто не знал, не ведал, что он ел ко обеду. По гудку не вставал, далеко не бежал, за работу не брался, ел да спал,  и всего боялся. Жил он вот так, поживал, сам добра не наживал, потихоньку воровал, да налоги собирал. И так уж ему это дело нравилось, что тут, понимаешь, не до красавиц. Хотя вокруг него ходили, гонцы-то вести приносили, да намекали ему соседи:» Мол жениться неплохо бы, Федя». А Федя-то чего? Хоть и не силён был головой, но смекал: «Куда ж мне с таковой красотой да на бал?»- А балы он видал.  Коль приглашать кого станет,   у любой рожа-то и завянет, кислою будет, пресною, одно слово -тесто. Откажет же сразу, зараза: рост никакой, да язык косой, не танцор, не жених, так, фрукт сухой да мелкий. Вот такая безделка. Самокритикой царь не страдал, конешно, но однак рассуждал про себя неспешно:» Что хотя он не идеал, денег много наворовал, налоги, конечно же, тоже к месту, так нужна ли ему невеста?  Побогаче живёт,  всё, что надо берёт, хозяйство дружок  при нём ведёт, да при всём-то при этом, не встаёт с рассветом,  лучше тех живёт,  кто лезет с советом, за забором живёт, да травку жуёт.» Сидел, ел пироги с мясом, запивал их хмельным да игристым квасом и ни дня не тосковал, жизнь прожигал степенно, да и думать-то было ленно.

Сказка бы так и длилась, да оказия вдруг случилась. Ехал мимо с охоты другой, молодой да красивый, под ним конь вороной да игривый. Стал  тот конь спотыкаться, ржать да брыкаться.  Ну, что же, бывает, конь устаёт, да подковы теряет. Свернул молодой к царю на кузню, чай, не казнит сразу за подобную-то проказу. Прибежали к царю стукачи. Так, мол, и так:»Коняка кричит, народ собирается, а кузнец без царска слова-то от всего отпирается.» Думал царь недолго, и решил: «Да что я, хуже волка? Летите метлой к кузнецу, да велите ему, сорванцу, подковать коника,  водой напоить, слегка подлечить, да придать овса»  — «А куда ж конника?» — спрашивают скукачи, озираясь. «А конника — на постой, да не в мой покой, а подальше куда. Накормить, напоить, да пристрастно допросить, и на лавке уложить. Пусть поспит, отдохнёт, пока кузнец коника подкуёт. Да чтоб ему там не  сильно обидно, кто такой, мне отсюда не видно!» Так сказал царь стукачам, те всё разом и смекнули, кой чего умыкнули, побежали к народу, потрясли воеводу, народ послушал, покивал да и разошёлся, а путник закинул котомку на спину, да повёл коника к кузнецу. Тот ему стал сразу кланяться :»Не изволь мол, мил человек, браниться. Полечим, подкуём, накормим, царь-то наш не волк какой, смышлён да богат, на язык косоват, но справно правит, временами и деньги платит».  А стукачи -за ним, молодца с котомкою под руки, свели его на постойный двор-то, там его едва накормили, чаем спитым поили, самовар не ставили, плюшки сами съели, а лавку чем-то покрыли. Да скоро так всё оформили, не поймёшь,- не докопаешься, разве что умом умаешься. Доволен конник, откушал,  поклонился, поблагодарил, да устроился на лавке спать-почивать, да коника своего дожидаться.

А стукачи — опять к царю:» Так мол, и так, Федя. Говорит, ходил на медведя, да никак не достал, крепко устал. Говорит-то складно, и себя ладный. Дальше-то куда ему?» — спрашивают. Тут Федя и смекнул, да стукачам намекнул:» Мол, хорошо бы парня-то тут и оставить, станет он мне язык мой править, научит и говорить толком, я ж не отдал его вОлкам. С утра накормить, в бане  дать помыться, да ко мне вести, авось сгодится!» Стукачи кивнули, кой-чего умыкнули, да побежали на двор постойный, чтобы выглядеть достойно. С утра баню топили, велели коннику помыться, да к царю поскорей явиться. Кормить, видать, позабыли.

Пришёл конник к царю. Царь сидит на высоком троне, под ногой скамейка, бумаги перебирает, делает вид, что царёвы дела решает, в дела погружЁн, сердит да смешон. На конника не глядит. Рядом с царём — царев дружок. Во все глаза пялится, с конником толкует, пиарится. Да на ухо царю трендит: «Не прыщавый, с лица чист, может даже, и юрист, говорит, как пишет, сам, чай, вроде слышишь! Надо брать!  Тебе решать!» Поднял царь очи и брякнул что-то несуразное, как обычно. Конник сразу и не понял. А царёв дружок погудел в рожок, да донёс да конника: «Оставайся,- говорит, » Это царь тебе велит!» Мнётся конник, сомневается, с лаптя на лапоть переминается, а царёв дружок изумляется:»Аль попрёшь супротив царёвой власти? Али жисть тебе не всласть?»- «Нет, — говорит конник, не пойду я от царя. Некуда мне идти. Один,- ни кола, ни двора, только и есть, что мой коник. Думал, охотой разбогатею, да, видимо, не умею. О таком и мечтать не смею. Разве ж я могу отказаться, буду служить. Когда браться?»

Царь от радости такой аж скамью метнул ногой, да что-то залепетал такое, что конник не понял. А дружок царев говорит, воеводит, царево-то бормотание переводит: «Служить при дворе царя Феди, это тебе не ходить на медведя. Служить будешь в покоях царских, и коли быстро да верно службу сослужишь, жить станешь по-барски. Приступай к делу завтра с утра, а покамест, ступай со двора, тебе место покажут, да одежонку дадут поглаже. Твоя-то, вишь, как сносилась.»

Поклонился конник царю низко, да и пошёл. А с утра уж служить пришёл. Стал  учить царя справно, за что царь платил ему  славно. Монету не зажимал, ничего от него не скрывал, да конник и сам смекал:» Не царь, а сплошной скандал. Куда ж мужику-то с такою бедою? А царю и подавно»,- потому и служил царю  верой-правдой.

Год спустя уже царь говорил. Так приятно, да внятно, что разом про росточек свой позабыл,бояться устал, стесняться перестал, ходит по царству важной птицей, собою гордится. Хвост распушил, как жар-птица. Важный такой, всем кивает, народ его принимает. На девок поглядывает, не краснея, осмелел,комплименты им шепчет, да всё смелее… Девкам нравится, как царь забавится. Хорошо зажили, лучше прежнего.

На другой год стукачей со двора  всех погнали, те ж всегда народу врали. Искажали царёвы указы, да народ забижали, заразы.

А на третий год царь женился. Взял за себя девку простую, но ладную, по счёту у отца десятую. Росточком небольшую, но складную. Конник присоветовал. Так вот сказка и сложилась про конника, да его коника. Конник жив и молодец. Коник его жеребят наплодил, ни в чём не нуждается, царска-то конюшня по округе славится. За конями-то отовсюду едут, со всего свету, торгуются, покупают, конник с купцами толкует, коней выбирать помогает. Воровать не надо, богатство само в руки идёт, налоги все сбавили — душа поёт, больше народ никто не дерёт, живут, поживают, да деток плодят, в каждом дому — свой детсад, выдохнули все при коннике. А дружка того послали воевать за все медали. Там он голову сложил, генерала заслужил.  У царя растут царевны. Все красивы, лицом — в мать. Статью, правда не в отца, ну так что ж, зато покой. Хоть сейчас возьмёт любой. И царю -отрада, и людЯм награда.

Тут и сказке всей конец, кто послушал, молодец! Каждому — по груше, а самой маленькой, Варюше — варежки да валенки. Бегайте, играйте, а как вас назад покличу, в тот час ко мне летите!  Да не забывайте малу Вареньку, саму маленьку.

 

 

Полина Стрёмная

 

 

 

 

 

Реклама

4 ответ. на "Сказка про конника, да его коника"

Обсуждение закрыто.