Заметки серийного вампира (2)

Поиски отражения

Наши вещи, любые, существуют для того, чтобы мы в них не терялись. У них есть служба, назначение, возраст, обязанности. Всё это есть и у нас, разумеется. И наша задача в том, чтобы мы были главными, а не они, наши вещи. А потому, когда появился телевизор, потом компьютер, мобильник, стало ясно, что предстоит новый бой с вампирами.

Старые сапоги, уютный свитер, юбочка, которые когда-то, очень давно были новыми, -тоже вампиры. Эти вампиры размножаются, у тебя их уже много. Но тогда почему же, открывая свой шкаф, мы задаём себе из года в год один и тот же вопрос:»Столько всего, а что же надеть?» И сами на него отвечаем:»А надеть-то и нечего!» Всё больше и быстрее меня стали окружать вампиры, бой с ними становился всё ожесточённее. В один из дней я услышала:»Полли, ты такая неуклюжая страшилища, тебе ничего не остаётся, попробуй хоть стать умной». Любой другой на моём месте, наверное, загнался на этот счёт, приобретя кучу комплексов, неуверенность в себе. Любой. Но не я. В тот же день, в ту же секунду глупая неуклюжая страшилища маханула не куда-то, а в самый модный дом модели, где, отстояв огромную очередь и добравшись до какой-то ширмы, оставила всю эту очередь позади себя. Нет, меня не разглядывали и не вертели, как тех, других. На меня лишь взглянули, задав пару вопросов и озвучив какую-то сумму, куда-то убежали, заставив что-то примерить, и пока я примеряла, разглядывая своё отражение, за ширму ввалилась толпа тех, кто уже и сказал-то всего :»Ну вот, видите, видите, а говорили, что таких нет! Будешь пока у нас подрабатывать, если справишься, станешь работать!»

Через несколько месяцев я выбросила всех своих уютных и привычных вампиров из шкафа, и ещё через год в самом центре Москвы, на Тверской открылся новый модный магазин, которому дали моё имя.Имя из моего, реального мира, а потом и другой, который получил уже другое моё имя, из того, параллельного мира. Кажется, я всё время сдавала какие-то экзамены, и забежала туда скорее, чтобы быть в курсе , чем за новинкой, но меня сразу окружили друзья-вампиры, и я снова очутилась за ширмой, примеряя и меняя новинки. Говорят,  пока я жила на подиуме, магазины делали немыслимые выручки и фабрики едва успевали шить, а модельеры кроить и придумывать, потому что всё раскупалось слишком быстро. Отказываться, ссылаться на отсутствие времени было бессмысленно. Меня бы всё равно никто никуда не отпустил.

И я поняла, что какой-то свой бой я уже выиграла. И вампиров станет не меньше, а больше, гораздо больше, но и они, и я уже будут совсем другими. Куда же делась неуклюжая страшилища, глупая, к тому же, которой может быть, предстояло всю её жизнь оставаться во власти тех жестоких вампиров, которые её так оценили. Да вы и сами давно всё поняли. Её и не было никогда. Те, кто пытается внушить вам мысль о том, что вы хуже и бездарнее любого оценщика, или в вас присутствует некое уродство, болезнь, — бездарны и уродливы по самой своей сути сами, их гложет зависть, свойственная мелким душам, зависть к любой вашей крошечной победе. Потому что они не умеют ни летать, ни жить в реальном мире. Для них важен лишь параллельный, и они сами его выбрали, остановившись там, не желая его ни менять, ни делать лучше. А потому, когда они что-то пытаются выдать за истину, ничтожно. И не дай вам бог поверить им, прислушаться к ним, или усомниться в своём, реальном мире. За этими вампирами ничего нет. Ничего, кроме горького желания успеть быть услышанными, возможно, замеченными кем-то. Не вами, не мной. Не пускайте их в свой, реальный мир, не верьте им, не старайтесь их понять, пожалеть. Оставьте их в том  параллельном мире, который они заселяют.

 

Полина Стрёмная

 

 

 

Реклама