Заметки серийного вампира (1)

Первая серия. Реальный и параллельный миры

Скажу сразу, дружить с вампирами бывает совсем непросто, невозможно, а бывает наоборот, очень комфортно. И  в целях самосохранения гораздо лучше и проще гнать их от себя, если, конечно же, у вас это получится. Хотя, если у вас это получается, расскажите мне, как же вам это удаётся.

Вещи тоже бывают вампирами. И вам они нравятся, вы даже не подозреваете, скорее всего, что это вампиры. С вещами-то всё как раз просто. И это первое, с чего я начну. Давным давно, когда ещё были только книги, меня гоняли за то, что я ничего не успеваю, или совсем ничего. Им так казалось. Только им. Но не мне.

-Полли, ты не сходила в магазин,не приготовила ужин, не постирала, не убралась, ты забыла, потеряла, ты не вытерла пыль, не выучила! Полли,- говорили они мне, ты  не прыгнула, не проплыла, не позвонила. Я же тебе говорил, я же тебя предупреждала, я вынуждена , я поставлю тебе кол за поведение, Полли, ты определённо дождёшься, ты опять, опять, опять!..Всё это продолжалось бы долго, и казалось тогда мне вечностью, и наверное, кто-то подумает или скажет сейчас:

-Полли, неужели ты была неряхой, вела себя так плохо, как же так? А я вам отвечу:Не спешите, господа вампиры. Не спешите. Потому всё своё время я тратила на книги, их было трудно добывать, но это было для меня необходимостью, важнее всего окружающего, важнее еды, газовой смеси, которой я дышала. Без книг не было бы  ни меня, теперешней и тогдашней, без книг не было бы ничего. Ни ошибок в жизни, простых или катастрофических, открытий, путешествий, любви и заплат, ниточек, иголочек и шпилек. Книги съедали всё моё время, отнимали все мои силы, я таскала их за собой, засыпала с ними, проливала над ними слёзы, я отправлялась с ними  в самые опасные путешествия, или была индейцем, пилотом, принцем, нищим. Это был мой мир, восхитительный, сокровенный и страстный.Это были мои вампиры, самые настоящие вампиры. Рядом был другой, параллельный. Ещё ещё называют реальным. Зря, наверное. Потому что реальный мир — это мы сами, это то, что живёт и живо внутри нас. И никуда не денется, даже когда нас не станет. Учёба, друзья, дела, обязанности, привязанности отрывали меня от моих друзей книг, извлекали меня из замков, пиратских кораблей, и, чтобы этого не происходило, чтобы не отрываться от этого мира, который был моим, приходилось вертеться и вертеться, всё быстрее и быстрее. И я вертелась, успевая всё это. Или не успевая. Параллельный мир — он был важен, безусловно, но он не был доминирующим. Понимание того, что каждую минуту надо делать выбор между толстыми опусами собраний сочинений и мытьём пола или глажкой, приходило сразу: Важно то, что я успела прочитать, важно то, над чем я прочитав, подумала. А мытьё пола, глажка- параллельно, так же быстро, как плавать, бегать, прыгать и догонять, решать, принимать, отвергать. Я становилась похожей на тех героев из книг, которых обожала. И это мне нравилось больше всего на свете. Но кто же здесь вампиры, спросит меня пытливый читатель. Здесь уйма вампиров, это и те, кто хотел меня видеть не такой, как я была, те, кто сбрасывал свои дела на меня, заставляя меня делать те дела, за которые должны бы отвечать сами, кому не нужны были книги. Потому что им нужно было совсем другое. И этого другого было и становилось больше, больше, ещё больше. И оно могло поглотить меня гораздо раньше, чем я вообще появилась на свет, если бы я только сдалась, поддалась, или решила, что готова сменить реальный мир на параллельный. Из меня были намерены сотворить кого-то или что-то. Но я слишком рано поняла, что если параллельный мир так властно и жестоко готов разрушить мой, реальный мир, значит, я могу сделать лишь одно: защитить свой реальный мир от того, параллельного. Другого способа быть собой не было.

 

Полина Стрёмная

 

 

 

 

 

Реклама