Лето, жара, компот

Предисловие:
Я раньше думал: «лейтенант» звучит: «Налейте нам!»
И, зная топографию, он топает по гравию.
Война — совсем не фейерверк,
а просто — трудная работа, когда,
черна от пота, вверх
скользит по пахоте пехота.… 19 января 1943 года командир миномётного взвода младший лейтенант Михаил Кульчицкий погиб в бою под селом Трембачёво Луганской области при наступлении от Сталинграда в район Харькова (Юго-Западный фронт, 6 армия, 350 СД 1178 СП). Захоронен в братской могиле в селе Павленково Новопсковского района Луганской области Украины. Имя поэта выбито золотом на 10-м знамени в Пантеоне Славы Волгограда

Лето, жара, компот

Какое-то жаркое лето врезало по Москве после жаркой и скорой весны.
Тополиных пух мело, скатывало в большие белые ковры вдоль дорог, в носу щипало от этого пуха, но всё же  лето было необычайно приятным, не душным, ветреным.
Ещё не так, как всегда, изнуряло пекло, было только начало. И на улицах автоматы торговали свежим квасом и газировкой.
А в обед мы выбегали с работы на Петровке, неслись в разные стороны, чтобы за обед успеть многое. Или сидели в какой-то кафешке  поблизости, или на скамейке, в скверике, с книжкой. Главное,- в тени, на воздухе.
Холодного или хоть какого-то дождя хотели все. Чтобы прибил и снёс все эти скатки тополиных ковров , чтобы промыл листву, которая слепила глаза своей яркостью и жирной зеленью.
Но его всё не было и не было. И всё чаще в обед, вылетая на улицу, мы задирали головы вверх,искали там серые тучи. Тщетно!
Оттуда на нас смотрело лишь высоченное пыльное небо, да раскалённое солнце, следующее за нами, бегущими по Москве.В один из таких дней я устроилась в стекляшке, рядом со стоящим Пушкиным, который тоже, казалось, изнывал от жары в своей накидке, уставший от голубей, греющихся на нём.
Быстро побросав на поднос что-то привычное, обеденно-скучное,  поискала глазами чистенький свободный столик,поближе к окну, присела.
Не глядя по сторонам, я сметала обед,чтобы осталось время посидеть в тени с книжкой, и потому просто кивнула, не поднимая головы, отвечая на вопрос:

-Здесь свободно? Можно, девушка?

Парень поставил свой обед, я мельком посмотрела,что он взял, вдруг котлеты появились, убедилась, что не появились, там всё то же самое. Зная, что неприлично разглядывать чужую еду, я принялась доедать свою.
Аппетита никакого не было. Жара. Потому я схватила компот, порадовалась, что он холодный, и выпила его почти залпом, да что там пить-то было: полстакана фруктов, полстакана компота.
И тут за стеклянным окном кафешки неожиданно моё внимание привлекли какие-то люди, которые стояли, что-то друг другу говорили, показывая на наш столик. Я удивилась, но продолжала поглядывать этих восторженных недотёп, допивая второй стакан компота.

-Тебе принести ещё компота? Хочешь?
Это сказал мне тот, на кого я так и не посмотрела, потому что за стеклом творилось нечто.
— Да, давай! Ты это видел?
— Видел, видел много раз.
Когда он вернулся с компотом, вот тут я, наконец, посмотрела на него.

Да, конечно, это был именно он. Парень, очень похожий на лейтенанта Плужникова из спектакля.
— Спасибо,- протянула я руку к компоту
-А знаешь, ты очень похож на одного парня, хотя, тебе, наверное говорили об этом.
Незнакомец расхохотался.
-Правда похож? А на кого?
-Да глупость, наверное, но ты просто вылитый лейтенант Плужников. Вылитый.
Сейчас спектакль идёт в Ленкоме «В списках не значился» по Б.Васильеву.
Ты ходил? Видел? Я там так впилась в спинку кресла, когда смотрела, что у меня пальцы затекли.

— Тебе понравилось?
— Да ты сам-то видел этот спектакль? Это же надо видеть! Я за билетами несколько дней и ночей бегала, отмечалась, пока удалось взять.
Он улыбнулся, я поняла, что ему почему-то было очень приятно то, о чём я болтала без умолку, и просто спросил:
-Ещё компота взять?
— Да ну тебя с компотом! Себе возьми, я же опять выпила весь твой компот!
Ты себе не представляешь,- тарахтела я,- какой это спектакль! Как играли актёры!
Все выходили со спектакля какие-то особенные, необыкновенные.
Он, наконец, доел свой обед и сказал:
-Надо взять ещё компота!
-Прости, я опять выпила весь твой компот!
-Да пей, пожалуйста, жалко что ли. Хочешь, ещё принесу?
— Неее, спасибо, я всё. А ты тут как?
-Да вот, заскочил перекусить.

Мы познакомились.
За окнами кафешки всё ещё что-то происходило.
Пока я собирала посуду и относила её, он допил свой компот.
И, схватив меня за руку у выхода,шепнул :
-Бежим отсюда, Полли!
Не знаю, почему, но я согласилась, и мы сразу же побежали.
Неслись мы так быстро, что сразу оставили далеко позади толпу у кафешки.
Спрятавшись в тень, мы пытались отдышаться.
— Ты что, спортсменка?
-Ты что, спортсмен?
Спросили мы друг друга хором и расхохотались.
-Хорошо бегаешь.
-Хорошо бегаешь.
И снова рассмеялись. Отдышавшись, мы одновременно посмотрели на свои часы, и снова расхохотались.
-Учишься, работаешь?
-Работаешь, учишься?
Опять хором, и снова, смеясь, мы кивнули друг другу.
-Учусь и работаю, как и все,- опять мы ответили друг другу хором.
-Ну, мне пора,- сказала я
— И мне пора,- сказал он
-Тебе куда? -спросили мы друг друга хором.
И снова расхохотались.
-Увидимся?
-Да конечно же, Москва — город маленький. Спасибо за компот, Саша.
-Спасибо за то, что так отлично бегаешь, Полли.
-Пока, Плужников!
-Пока, Полли!

Вернувшись с обеда, народ отдыхал от жары. Кто-то принёс мороженое, кто-то пирожки, кто-то хвастался новенькой юбкой из Пассажа,
рабочий день продолжался в своём обычном ритме. Я никому ничего не стала рассказывать, да и зачем? И, отвечая на вопрос, почему я такая красная и запыхавшаяся вернулась, я сказала:»Бежала за троллейбусом, но не догнала». Кто-то спросил, где я обедала, и я зачем-то, совсем неожиданно для себя, соврала, назвав совсем другую кафешку.

Судьба так распорядилась, что мы ещё несколько раз пересекались где-то в своих Московских цейтнотах.
Москва — город маленький.
Обычно мы замечали друг друга, обменивались несколькими словами, спрашивали, как дела.
Саша был очень дружелюбным, открытым и славным парнем.
Думаю, все, кто знал его даже так, случайно пересекаясь в цейтнотах, помнят и знают о том, каким он был,
этот парень, ни на кого не похожий, кроме лейтенанта Плужникова. Своей первой роли. Он не играл ничего в жизни.
Он таким и был. Простым, сердечным и вечно спешащим парнем. Он всё про себя понимал и знал. Совсем не таким,
как некоторые из «сегодняшних», родившихся с ним в один год.

Светлой памяти Александа Гавриловича Абдулова
посвящается эта миниатюра

Полина Стрёмная

Реклама