Дождь для детского сада (эпилог)

В Новый год на праздник Полька так и не попала. Нет-нет, она была уже совсем здорова, но вот почему-то молчала, перестала говорить. Взрослые были в ужасе и уже сами были готовы замолчать, только бы к ребёнку вернулся голос. Мать таскала её везде, где только могла. Польку внимательно осматривали, заставляли открывать рот, светили в горло, что-то прописывали, выставляли из кабинетов в коридор, но никакое лечение не давало результата. Мать возила её и к врачам, и к бабкам, и к знахарям, платила деньги, умоляла спасти её ребёнка, а Полька лишь взрослела, стоя под теми дверьми, слушала, как убивается мать и как её успокаивают… Ничего, ничегошеньки не помогало. Голос не возвращался. Школа уже была под вопросом, мать от отчаянья металась, отец почернел, а соседи шептались,  сочувствовали.  Заведующую детским садом уволили, как говорили взрослые:»Вымели с хлебного места». Полька не видела своих друзей, скучала и не могла понять, что же такое «хлебное место». Позже она узнает, и это, и то, что заведующая сразу же устроилась на ещё более хлебное место и у той всё в порядке. Летом настрадавшаяся родня  улетела отдыхать, оставив немую Польку у знахаря, пообещавшего вернуть им говорящего ребёнка. Так и случилось,  знахарь не обманул, став на годы Польке  хорошим другом. К школе она действительно заговорила, вернувшиеся родители не знали, как и благодарить этого доброго человека, а тот лишь просил привозить к нему Польку каждое лето в помощь…Родители послушались и выполнили то, о чём он просил.

Став совсем взрослой, она доставала с антресолей  выдержавшую много разных переездов старую и пыльную новогоднюю коробку с игрушками. Обычно игрушки и бились, и ломались, их докупали, но в этот год Полька решила, наконец, сменить коробку. Она вынула из неё все игрушки, битые выбросила, и сложила всё, что осталось, в новую коробку. Потом она подняла старую, перевернула её, чтобы вытряхнуть и увидела, как из неё выпал жёлтый от времени листок бумаги. Листок был такой старый, что она с трудом смогла разобрать те слова, что там были написаны ею когда-то, очень давно.

«Дорогой дедушка! Я знаю,  к плохим девочкам ты никогда не приходишь, но я и не прошу тебя приходить. Просто сделай так, чтобы у каждого детсада на ёлке был дождик, навести деда Матвея, а Иринке дай неболючие ножки, подари Вовке лобзик,Серёжке -ножик, а мамочке- сапоги на манке.»

Едва она закончила разбирать это древнее послание, как листок в её руках рассыпался… «А ведь всё-всё сбылось тогда, спасибо тебе, Дед Мороз!», — подумала Полька и отправилась выбрасывать осколки стекла и старую коробку….

Два разных мира, взрослый и детский. Два мира, существующих рядом, параллельно. Если они сумеют услышать, понять друг друга,они пересекутся. Если нет, два этих мира не пересекутся никогда. Два хрупких, очень разных мира,по-своему лучших или худших для его обитателей.

Стучаться в закрытые двери этих миров можно, нужно всегда.  Можно просто открыть их своим ключом. Ключи есть у каждого, в каждом из этих миров. Кто-то пытается, берёт ключи в свои руки, кто-то не пытается.  Есть один, общий ключик, открывающий любые двери в любые миры. О нём все знают, но немногим он даётся в руки…

Этот ключик — любовь. Постарайтесь об этом помнить, из какого бы мира вы не были.

Полина Стрёмная