Ангел птиц

   Дети начинали с мышек, которых привозили в дом,возвращаясь из своих путешествий, я моталась на Птичку к торговцам, в поисках корма, приличных домиков для этой живности, попутно вникая сразу и во всё. Не могу сказать, что всю жизнь, закрывая глаза от усталости вечером, мечтала об очередной морской свинке с глубоким взглядом крупных карих глаз, такого никогда не было, разумеется. Но что было делать, когда судьба во всей своей безобразной опрометчивости сбрасывала на меня то одно, то другое.

И вот мы, пройдя уже обитание ротанов, лягушек, пауков и рыбок всех мастей, докатились, наконец, до птичек. И я подумала: Ну, что ж, птичка — это всё же не мышь, которая почему-то обычно занималась моционом по квартире в одно и то же время, пока я гладила. Сначала я никак не могла взять в толк, почему так. Вроде накормила, вычистила, напоила, ей бы поспать. Но потом, наконец, до меня дошла вся истинная сущность этой хвостатой. Она знала, хотя я ей этого никогда не говорила, что я жутко боюсь мышей. Ещё ей нравилось, видимо, как я с криком ужаса запрыгивала на стол вместе с утюгом, опрокидывая гладильную доску. Слава богу, спасибо комсомольскому прошлому и физруку школы, прыгать в высоту- было не проблемой.

Поэтому на птичку я клюнула моментально. К тому времени очередная морская свинка Марфуша умерла, подарив мне на память очередной оскал зубастой улыбки, дети её закопали где-то, а я, понимая, что счастье долгим не бывает, отдыхала у утюга под музыку.

  Уверена, даже не думайте, что сможете меня переубедить, что все вы когда-то мечтали о птичке. И у многих она была. Не белка же, в конце концов. Не лягушка и даже не несколько ежей. Поющая птичка, красивая, щебечущая, звонкая.

Заблаговременно с вечера разругавшись вдрызг с каждым кошельком, я собрала всё-всё, включая заначки мужа, свои разбитые мечты из захоронок, делов-то, обойдусь, и ранним утром подняла по тревоге оболтусов, чтобы до жары по утреннему ветерку добраться с ними до Птичьего рынка, Птички.

Птичка встречала нас радушно. Торговцы упражнялись в словоблудии, словно не дети, а я жаждала получить немыслимое сумасшествие сразу и навсегда. Начали мы, конечно, с самого маленького попугайчика. Нам быстро объяснили, что он будет один скучать, надо брать сразу нескольких. Чуть погодя, какой-то трогательный обожатель пернатых со стороны озадачил нас тем, что сначала надо бы клеточку прикупить.Тут я, наконец, поняла, что ротозейство —

моя неискоренимая черта и, поблагодарив его, кинулась за клеткой, кормушкой, зеркальцем, поилкой. Там тоже оказались ребята, страдающие по утрам неслыханным радушием и желанием срубить бабла,  быстро взяв меня в оборот, убедили всех нас в том, что давно ждали такущую неслыханную дуру, как я, продав мне, буду справедливой, очень красивую большую клетку недорого. Я уже представляла, как она впишется в наш интерьер, где будет стоять, и потому, тоже поблагодарив,скомандовала старшему:»Держи его за руку, не выпускай ни в коем случае!» — понеслась с клеткой и гремящей в ней ерундой к торговцам птичек.

Итак, мы у цели.Торговцев, пока мы выбирали клетку, прибавилось. Конечно же, я хотела, чтобы дети выбрали именно то, о чём мечтали. Наивной я уже не была, приготовилась к тому, что делать они это станут долго и тщательно. Приглядела себе маленькую скамейку, поставила её в тень, села с клеткой и сказала своим сорванцам: «Я буду здесь, вы выбирайте, а я пока передохну» И они кинулись выбирать. Передохнуть, правда, не очень получилось, но тактика была верной, отработанной на лягушках и прочей живности. Торговцы видели детей, но не видели кошелёк, а кошелёк сидел и выбирал сразу всё: от отношения к детям, до опрятности торговца, его общения с детьми, до прочей груды всяких мелочей, которые и перечислять-то не стоит.

Моё одиночество было условным, разумеется, в тени появился совсем ниоткуда всё тот же добрый человек, посоветовавший мне купить клетку, встав рядом, он проследил за моим взглядом, похвалил клетку, я же, не переводя глаз от детей, соображала, что мальчишки уже собираются поссориться, младший надувает губы, а старший тянет его куда-то дальше, к другим птицам. Пришлось выходить из тени. За мной последовал и добрый человек, подхватив на ходу мою скамеечку.

Я достала из сумки воду и бутерброды, раздала детям, своему неожиданному попутчику, и поняла, что напряжение уже миновало. Пока они жевали, добрый человек быстро расспросил их обо всех желаниях и понял как-то неожиданно для меня их особенным, так сейчас нужным мужским чутьём,спокойно взяв старшего за руку, младшего на руки, отправился прочь от тех рядов в совсем другую сторону. Я, подхватив скамейку, сумку, клетку, стараясь ничего не забыть, поспешила за ними. И вот оно, чудо. Это уже совсем другие, неспешные и спокойные торговцы, скучающие не на солнце, а в тени со своими пернатиками. Ах, какая же здесь была красота!

И скамейка осталась без дела. Мы стояли, восхищённо глядя на этот цветной, важный и спокойный птичий мир, переходя от одной клетки к другой, просто восхищаясь и обмениваясь впечатлениями. Дети, замирая, уже бегали вдоль рядов, им никто не мешал, утреннего пекла тут не было, они забыли о том, что пришли что-то выбрать. Но они вспомнили зоопарк! И немедленно попросили мороженое. Мой спутник кивнул, отлучился куда-то ненадолго, и пока рядом с клеткой мирового попугая, который понравился нам всем, торговец убеждал нас, почему его покупать никак нельзя именно нам, вы уже догадались, да?- он вернулся так же быстро и неожиданно. Мы получили мороженое, благодаря нашему спутнику, ангелу птиц. Ангелом птиц его назвал младший. Сказав так, он ничуть не удивил нашего спутника, тот кивнул утвердительно, согласившись. И тут я вдруг поняла, что стоящий рядом с нами невидим для торговцев.

Я перевела на него свой взгляд впервые, мы встретились глазами, и я уже совсем уверенно протянула ему и клетку, и сумку и скамейку. «Скамейка пусть вернётся на своё место»,-произнёс Ангел птиц и скамейка исчезла так же неожиданно, как тогда нашлась для меня в тени.

Взяв детей за руки, я последовала за Ангелом птиц, который пошёл вдоль рядов.

Остановился он у клетки с попугайчиком, небольшим, очаровательным, спокойным, наверное, спящим. Так мне показалось. «Он не спит»,- сказал Ангел птиц.

-Не спит? А что он делает?

-Он ждёт нас. Он хочет домой.

Мои мальчики прильнули к прилавку, восхищённо рассматривая птичку.

Мама, это будет наш попугай? -сдерживая от восхищения дыхание, спросил старший. Младший даже не мог ничего спрашивать, он просто стоял рядышком, не отводя глаз от клетки с попугаем.

— Будет, раз вы его выбрали! Спасибо Ангелу птиц.

Торговец нисколько не удивившись, не стал, как другие, нахваливать свой товар, пересадил своего попугая в нашу клетку, не спросив деньги, засобирался прочь с Птичьего рынка, пожелав нам счастья и лёгкой дорожки.

Наша клетка ещё стояла на прилавке, когда Ангел птиц, прощаясь с нами, спросил меня:

-»У тебя платок с собой?»

-Какой платок, нет, я ж не знала, что платок нужен.

-Минуту, — шепнул Ангел птиц и снова исчез.Ни я, ни даже дети уже не удивились. Появился он, держа в руках упаковку с чем-то пёстрым и красным, протянул её мне.

-Это платок? А почему такой цвет?

-После поймёшь и узнаешь.

Я достала из упаковки большой очень красивый платок с кистями, соображая на ходу, что за это мне точно не расплатиться, но Ангел птиц меня опередил, сказав:

«Это от меня для этого попугая. Он знает, зачем»

Поблагодарив нашего щедрого, милого помощника, мы накрыли клетку платком, попрощались и скоро уже были дома. Этому попугаю в нашем доме была суждена долгая и счастливая жизнь. Впервые дети сами за ним ухаживали, делая всё по очереди. С весны до глубокой осени, когда все окна распахнуты солнечному, короткому счастью, мы убедились, что Ангел птиц подарил нам волшебного попугая. Потому что у кого бы, когда-то не улетала из дому птичка, любая, совсем маленькая или большая, они прилетали к нам. Ой, не к нам, конечно, а к нашему попугаю. Когда мы это поняли, мы просто докупили разных клеток. Хозяева улетевших птиц искали их, развешивая фото и просьбы отыскать своих любимцев. Мы же просто держали наготове несколько клеток для улетевших птиц, давая им приют и возвращая владельцам. Сколько бы мы ни ездили на Птичий рынок за кормом для своего попугая и беглецов, больше мы не видели Ангела птиц. Мы всегда о нём помнили, часто вспоминали у клетки с нашим попугаем, а тот словно и не слышал нас, делая вид, что спит. Мы никогда его не накрывали платком, даже на ночь. Но однажды дети очень тяжко заболели. Неожиданно, как все дети. Врачи почему-то никак не могли определить, что с ними. Но вернулась старая врач из отпуска и вынесла свой вердикт: «Клетку с попугаем накрываем красным платком, на ночь- только красный ночник. Всё будет хорошо, не волнуйтесь.»

Мы немедленно выполнили всё, что сказала нам доктор. Очень скоро ситуация изменилась, дети стали выздоравливать. Попугай наш понимал всё. Не роптал, когда его стали накрывать платком от Ангела птиц. Однажды утром, накануне свалившись от усталости, стало ясно, что дети здоровы. На другой день не стало нашего попугая. Он умер.Осталась клетка и платок. Муж, видя, как переживают дети, поехал на рынок сам, привёз им нового попугая. Но к нему, новому, уже никогда не прилетали беглецы и беглянки, дети перестали ухаживать за попугаем, забросив его на меня. Скоро он улетел, пока я чистила его клетку. Улетел, как все улетали до него. Навсегда. А платок от Ангела птиц я сохранила. Глупость,конечно, да и Птичку давно снесли, нет больше того рынка. Дети давным давно выросли и уже старше многих моих читателей. Когда привозят внучек, просят достать им старый платок и рассказать им про Ангела Птиц. Ну что делать, рассказываю вот…

Я знаю, уверена, пока этот платок от Ангела птиц со мною и моей семьёй, каждый из нас будет не только слышать и понимать всех птиц, но и разговаривать с ними всегда. И они поймут. Будь ты хоть самой большой и скандальной вороной или крохотным птенцом синички. Не верите? Как хотите. Да это уже и неважно совсем…

 

 

 

 

 

 

 

3 ответ. на "Ангел птиц"

Обсуждение закрыто.